Секреты мозамбикских леопардов.

Любить Африку легко, если путешествуешь с комфортом, останавливаешься в шикарных лоджах, отдыхаешь на сафари в стиле колонистов и первых белых охотников: обслуживание, избаловывающее и призывающее капризничать, охота с каждодневным результатом – добываешь отличные трофеи почти не слезая с машины. Но может ли комфорт продолжать приносить удовольствие в дикой природе, ведь его можно получить и в большом городе? За чем еще лететь через моря-поля, как не за кардинально новыми ощущениями?

Сафари в дикой Африке можно сравнить с похожим на садомазохизм упорством горных охотников – идти туда, где сложно, непроходимо, где борьба с самим собой главное развлечение. Да, любить Африку грязную и бедную, с мухами цеце, малярией, палящим солнцем, порой ледяными утрами, километрами пыльной сухой саванны и привычными к этой среде животными тоже можно. Естественно, как дышать. Даже если вы – городской житель «диваны, рестораны, машины, лифты». Тут все по-настоящему - тело ценится не за рельеф, а за выносливость, одежда не за бренд, а способность к вентиляции и цвет хаки, ум и смекалка - за способность слушать, слышать и слушаться. И делать выводы.

В этот раз был Мозамбик, концессия Ньясса, блок L 8, река Лугенда. Прелесть что такое! Лагерь Литуле компании Камбако стоит на берегу, веранда с обеденным столом смотрит на водную гладь, вечерний костер расположили аккуратно под Южным крестом, а палатки-домики утопают в зелени. Не отвлекаясь на описание привычной-приятной рутины охоты на леопарда, поведаю об особенностях, которые делают охоту тут крайне увлекательной. В конце мая растительность густая и пышная, поэтому копытных не видно в высокой траве и охотится на них сложно. Но леопард - наша (охотник Константин) главная цель - активен как никогда в сезоне: привадами не пренебрегает, ведет себя без лишней осторожности и ложной скромности – приходит в светлое время, наведывается каждый день и даже позирует перед камерами-ловушками. На наш десяток привад ходило несколько котов; по фотографиям (размер, зубы, цвет носа) выбрали нужного кота, выбрали тактику – прийти вечером , засесть примерно за час до темноты; выбрали нужное место для скрада – под деревом, замаскировав «под копны» камуфляжную скрад-палатку; выбрали интересную книжку почитать на досуге – обязательно электронную – без шума перелистываемых страниц и минимальной подсветкой. В первый вечер сидения леопард пришел, но что-то почуял, обошел наш схрон, но на ветку с ароматным мясом не полез. Мы ушли, поняв, что сегодня не день Бэкхема. По камерам на следующее утро мы жадно рассматривали его возвращение к мясу на рассвете. Решили, что повторим вечером, а также потратили полдня на расчистку тропинки к скраду, чтобы при неудаче опять вечером, вернуться рано утром до света. Для этого нужно совершенно беззвучно пробраться к засидке, оставив машину подальше, не включая свет и сняв обувь. Надо отметить нашу профессиональную команду: четко, знающе, выверено. Всегда есть план «Бэ» к плану «Бэ». В очередной раз убедилась, что одна из лучших охотничьих школ в Африке – зимбабвийская. Пи Эйч Райан Клифф, уроженец Зимбабве и гордость Камбако – большой умница и его треккеры-шона тоже. Невероятно, но факт, что даже на краю света в глуши и дали, цельные люди – белые африканцы с их рафинированными манерами за столом, обсуждениями мировых новостей, наряду с классикой литературы и плавным переходом к оружейным новинкам, днем преображаются в неутомимых маугли с обостренным зрением и слухом, не забывая приоритетом ставить заботу о клиенте. Идеально! Так вот кот. Пришел вечером. Сидим, не успели толком вчитаться, как послышался стрекот белок, гудеж гинифалов, а потом, вдали и рык леопардовых соперников – с разных сторон на разном удалении два штуки! Если б можно было воскликнуть радостный клич, не рискуя быть забитой охотником и Пи Эйчем в тесном и темном пространстве скрадка – воскликнула бы – «идет!». А дальше – дело техники и совсем быстро: кот на ветку, Пи Эйч фонарик на кота, охотник на курок. Особенности мозамбикских леопардовых охот: в отличие от намибийских или зимбабвийских, местные леопарды не настолько осторожны, так как с людьми не так часто сталкиваются. При устройстве засидок люди не боятся оставлять следы/запахи (неочевидные). Будучи на прицеле в луче направленного света, коты не спрыгивают в ту же секунду, а могут некоторое время побыть хорошей мишенью. И не заставляют себя долго ждать и сидеть в засидке ночи напролет. За исключением исключений, конечно) В общем, спекся наш котик под румяной корочкой: большой, красивый, интересный.

Потом была охота на крокодила, но не нашли подходящего размера в этой части длинной реки и стрелять по общему согласию не стали. Охота была по всем правилам: с обследованием, выманиванием и даже засидками, но пока не повезло. А потом времени уже не хватило.

А еще поделюсь новостью – попробовала сама что такое быть охотницей и добыла своего первого козла (в прямом смысле) водяного. Старого, серого, с отметинами львиных когтей на шкуре – боец! Все ради общего дела, на корм крокодилам. Так что мы теперь с вами одной крови – могу гордо вернуться к «мадамам, нянькам, тряпкам, куклам, танцам», немного причастная тайнам мужского, хотя уже далеко не на 100%, мира.

Людмила Баранова