Короли гор. Охота на снежного барана на Камчатке

Охота в условиях дикой природы многого требует от человека. Армин Лобшайд смог осуществить свою мечту и добыть трофей снежного барана в суровых горах России.

Тишина, слышно только журчание близлежащего ручья. В маленькой деревянной охотничьей избушке, которая служит нам временным пристанищем, совершенно темно. Внезапно лошади забеспокоились и зафыркали. Следом залаял Дик, сибирская лайка, - верный признак того, что где-то рядом бродит медведь. Семен и Юрий – профессионалы-охотники, сопровождающие меня – в одну секунду выпрыгивают из своих палаток, просвечивая местность вокруг карманными фонариками. Но двухметровый подлесок даже днем не позволяет увидеть что-либо. Полчаса спустя лошади и Дик успокаиваются. Юрий подкладывает в огонь немного сырого папоротника, дым от которого должен отпугнуть медведя.

Хотя сегодня я провел в седле всего четыре часа, но этого более чем достаточно для моего нетренированного зада. Мы встали рано и, упаковав только самое необходимое, двинулись дальше в путь. Палатки, спальные мешки и провиант – в итоге уже большой груз для лошадей!

Без лошадей на этой охоте делать нечего, благо они выносливы и даже в самых сложных условиях довольствуются малым. Особенно аккуратно приходится седлать лошадей и крепить к седлу сумки с поклажей – в длительных переходах ничего не должно мешаться или натирать. Потеря лошади может стать причиной провала всего охотничьего путешествия. Когда мы тронулись, стояла теплая погода, такая что достаточно было бы и футболки, но комары и мошка не позволили расслабиться. Одежда с длинными рукавами, москитные сетки и тщательная обработка противомоскитным средством обязательны. Наконец мы добрались до подножия горной цепи, где расположен охотничий лагерь. «Так высоко выживают только сильнейшие. Там где зимой температура падает до минус 40 градусов, живут только лоси, медведи и за границей растительности в горах – снежные бараны. А ты же приехал сюда именно за бараном?» - улыбается Семен.

Его считают одним из лучших охотников на всей Камчатке. Кроме того он единственный, кому доверяет мой аутфиттер. Юрий тоже бывалый охотник с более чем 20-ти летним опытом охоты на снежного барана. Они оба хорошо знакомы с местностью, и их умение ориентироваться каждый раз поражает меня. На рассвете мы снова пакуем сумки, теперь только самое необходимое на три дня, а все прочее остается в избушке. Затем начинаем восхождение к горному лагерю. Поднимается ветер, облака и солнце быстро сменяют друг друга. Впереди еще 7 часов езды на лошади. Семен постоянно начеку: высматривает узкую тропу, по которой смогут пройти лошади.

После обеда мы наконец-то у цели. С близлежащего маленького плато мы видим долину, раскинувшуюся как раз под нашей стоянкой. Сегодня уже слишком поздно для спуска. В трех километрах от нас в конце долины прямо под хребтом мы видим стадо баранов из 7 самцов. На закате они перебираются в соседнюю долину. Завтра мы поднимемся за ними.

На следующий день мы медленно поднимаемся по все более крутому склону туда, где кончается растительность. Незадолго до того, как мы достигаем хребта, Семен указывает наверх. Мы медленно опускаемся на колени и неподвижно замираем. На фоне хмурого утреннего неба появляется силуэт снежного барана. «Он нас не заметил» - шепчет Семен. Мы не решаемся даже поднять бинокли к глазам. Следом появляются еще 6 баранов. Это вчерашнее стадо. Они переходят хребет в том же самом месте, где и вчера. Комары кружат над нашими головами, пользуясь тем, что мы не смеем пошевелиться. Только после того, как стадо скрывается за перевалом, мы снова можем двигаться. Остается выяснить, куда же они направились. Внезапно на горную вершину спускается туман. Это нам на руку: незамеченными мы следуем по пятам за животными.

И действительно, уже скоро в тумане вырисовываются силуэты баранов. Дальше мы медленно, метр за метром, передвигаемся ползком до тех пор, пока стадо не окажется на расстоянии выстрела. «Готовься. Как только туман рассеется, я скажу тебе который и расстояние до него» - шепчет мне Семен. И как по мановению волшебной палочки белая дымка исчезает. «Третий слева. 256 метров» - сразу же сообщает Семен.

В бинокль я могу рассмотреть очертания спины крупного барана. Остальные части тела скрыты от моего взора. Вдруг Семен шепчет: «Стой, стой – самый правый», - туман скрывал от нас другого барана. Он еще больше, чем первый. Толсторог стоит наискосок вверх по склону. Я крепко прижимаю приклад к плечу и тихо взвожу курок. Из-за положения я не могу сразу отследить свой выстрел, стреляю, потом смотрю в бинокль. Выстрел достиг своей цели! Явственно был слышен тяжелый шлепок входящей в тело барана пули. Подбитый, он скатывается вниз, встает на дыбы и пытается уйти со стадом. Лихорадочно и с плохой позиции я снова стреляю навскидку. Один промах, одно попадание. Пуля входит сзади. Пройдя 80-100 шагов, раненный баран замирает как вкопанный, в то время как остальное стадо исчезает, сливаясь с ландшафтом. Я проползаю еще пару метров, занимаю удобную позицию и снова стреляю, хотя очевидно, что баран уже не уйдет. С шумом он падает на землю и скатывается на несколько метров вниз по склону, где и остается лежать неподвижно.

«Waidmannsheil!» - произносят одновременно Семен и Юрий, и мы радостно обнимаемся. Нам понадобилось около 10 минут, чтобы дойти до добычи. Перед нами лежит действительно крупный матерый 14-летний баран. Рога 91 сантиметр длиной и 38 см в обхвате по базе. Именно этот момент стоит всех организационных хлопот и изнуряющих тренировок. Забыт 3-часовой перелет до Москвы, 9 часов полета до Петропавловска и утомительные восхождения к охотничьим стоянкам.

Два дня спустя мы снова на базе. Здесь я снова встречаю Ивана. Он мне знаком по другой охоте - на лося. Он – душа охотничьего лагеря. Этот тихий пожилой человек, который когда-то был профессиональным баскетболистом, весь год живет здесь. Один раз в месяц он ездит в город, встречается с друзьями и закупается всем необходимым, чтобы затем снова возвратиться в лагерь. Здесь он наслаждается тишиной и уединенностью. Его пожитки невелики, только все необходимое. Ему этого вполне достаточно. И видно, что он счастлив и доволен. То, что у нас измеряется деньгами или предметами роскоши, здесь не имеет значения. Я не знаю, смог бы я так жить, но после моей поездки, по крайней мере, могу себе это представить.

Рекомендуем посмотреть

Рекордные трофеи Таджикистана

Бараны Киргизии (баран Марко Поло, Тяньшанский баран, баран Хьюма) и их систематическое положение (точка зрения международных охотничьих сообществ)

Охота в России